akry

Category:

Позитивная дискриминация

Беседуют американский дирижёр и советский.
— Говорят, у вас в СССР антисемитизм.
— Да что вы, у меня в оркестре целых шесть евреев!
— Да? А я у себя в оркестре евреев не считал…

Сейчас, глядя на происходящее в западном мире, дирижёры вполне могли бы поменяться ролями. В чём же проблема с позитивной дискриминацией, и почему она не тождественна «равной представленности»?

Главная проблема — в уходе от изначальной цели. Когда мы говорим, что хотим равенство, какое из множества равенств мы подразумеваем? Мы не созданы равными ни по одному физическому показателю, да и с финансами и географией тоже бывают расхождения. Поэтому мы хотим начать с равных прав, с недискриминирующих законов. Но мало их принять: во-первых, нужно обеспечить не только равные права и блага, но и равный доступ к этим правам и благам, что не всегда легко организовать. Во-вторых (сюрприз!) у общества есть привычка жить по-старому. Поэтому даже если мы в каком-то отсталом государстве добьёмся разрешения девочкам и женщинам учиться, они а) не пойдут в школы и ВУЗы; б) их там могут принять так, что лучше бы и не приезжать. Именно для преодоления этой инерции и создаётся та самая позитивная дискриминация. В нашем примере квоты для женщин на поступление и на работу. Без этого какие бы совершенные законы ни были, механизм не заработает. 

Со временем появление дамы в ВУЗе в этой стране уже не будет вызывать таких кривотолков. Это станет новой нормой. И теперь девочки смогут спокойно ходить в школы. 

Разумеется, у позитивной дискриминации есть и оборотная сторона. Во-первых, она по самой сути провоцирует конфликт. Во-вторых, далеко не все поступившие по квоте леди будут действительно хорошо учиться, что породит дополнительную волну недовольства со стороны приверженцев патриархата: «Я же говорил, они неспособны!» Поэтому заниматься такими вещами нужно, тщательно взвесив «за» и «против», чётко ограничив эти меры по времени и понимая, когда уже пора прекратить, потому что эффект либо достигнут, либо ясно, что пора попробовать другие способы.

Как видим, цель позитивной дискриминации — слом старых привычек, выработка новой модели. А «равная представленность» — не цель, а средство. И когда его делают целью, всё летит в тартарары. Что если из женщин или любых других ущемляемых групп все кто хотел уже поступили в ВУЗы, устроились на нужные работы? Что если неравность вызвана или флуктуацией, или какими-то физическими/нейробиологическими причинами вроде более высокого содержания тестостерона? Наплевать на это и всё равно обязать всех превращать свою компанию в «репрезентативную выборку»? Колоть тестостерон всем, у кого его мало? Или ещё веселее, глушить тестостерон у тех, у кого его много? А заодно обрубать ноги слишком высоким и стричь всех наголо, чтоб не выделялись. Вот это и есть махровый тоталитаризм с милым нашему сердцу новоязом: «свобода = рабство», «равенство = уравниловка».

Разумеется, мне могут сказать, что нынешняя борьба за представленность и разнообразие и есть первая фаза дискриминации. Вот добьёмся смены менталитета, тогда и отменим. Но я бы не стал в это верить. Слишком уж знакомые всем выходцам из СССР  методы у новых хунвейбинов. Обсуждения запрещены, любой подвергнувший сомнению эту систему тут же подвергается массированному остракизму. А мы очень хорошо знаем, к чему это приводит: в таких условиях наверх вылезают не достойнейшие, а те, кто громче кричит. Им не нужны научные дискуссии, ведь куда проще обвинить оппонента в идеологической неблагонадёжности — и всё, дорога расчищена. Никто не отдаст такой инструмент добровольно. Я вообще не уверен, что этот маховик ещё можно остановить. Остаётся только надеяться, что всё это не докатиться до нас.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded