aKry (akry) wrote,
aKry
akry

Идентичность и группа

В лекции Михаила Соколова «Культурный капитал» описываются потребности «принадлежность» и «право на идентичность». Принадлежность к социальной группе, которая успешна и/или позволяет проявлять желаемую идентичность. 

Это то, о чём я говорил, размышляя о двух факторах моды (а также искусства и литературы): о биологическом и социальном. В первом случае подчёркиваются и развиваются какие-то витальные признаки, так или иначе способствующие выживанию, либо соседствующие с оным. Красные губы, крепкое тело, учащая разумному-доброму-вечному книга (как вариант, детектив, рассказывающий, как совершать преступления и не попадаться). Во втором случае речь идёт уже о признаках, подчёркивающих принадлежности к группе. Они могут совпадать с первыми, а могут им противоречить. В былые времена в модеу дам была анемичная бледная кожа (Альфонс Алле использовал прекрасное слово “chlorotiques”, «хлоротичные»). Биологически это не очень хорошо. Но тогда это означало, что женщина не должна впахивать на полях, то есть она социально успешнее каких-то пейзанок. После в моде стал загар: признак того, что у человека есть деньги на путешествия. Сейчас бледность снова в моде: успешные люди озабочены здоровьем и боятся рака кожи. 

В моих примерах социальные группы, к которым стремятся принадлежать, успешны. Но, как справедливо продемонстрировал Соколов в своей мини-лекции, сама по себе потребность в выражении идентичности может быть очень важна, независимо от выгод или невыгод ей сопутствующих.

Мне указали на кажущееся противоречие: «идентичность в группе — уже не идентичность».

Противоречие здесь в основном номиналистическое, от наших пониманий и определений терминов «группа» и «идентичность». Человек вполне может считать, что его соратники просто совпадают с ним по ценностям, ну так вышло (кто подумал “iPhone”, тсс).

Однако здесь поднимается одна очень важная социальная проблема. Дело в том, что дифференциация идентичности, её допустимая диверсификация внутри групп «неформалов» как правило куда ниже, чем среди любых случайно взятых «одинаковых» людей. Этот вопрос исследовался, особенно на примере разных «неформальных» групп в 90-е в СССР. Рокеры, металлисты, панки… Внутри такой группы шаг влево, шаг вправо — попытка к бегству. Попробуй послушать другую музыку или одеться иначе! Попробуй пойти дружиться в другую группу! В лучшем случае, выгонят. 

Поэтому если смотреть глубже, то рисуется такая картина.

1. Человек хочет права на проявление своих ценностей, расходящихся с ценностями условного «большинства» (и активно ими отвергаемых — иначе ради чего бороться).

2. Он понимает, что в одиночку против света не выстоять, и ищет сторонников.

3. Поскольку он отставивает нераспространённую и не вполне сформированную идентичность, ему нужно чётко понять, что есть она, а что — нет. Для этого он, часто искусственно, изобретает признаки и ритуалы, катафатически и апофатически задающие границы этой идентичности. Например, подобным образом древние иудеи жестко отстраивались от соседних племён и от греков («не варить козлёнка в молоке матери его» — ответ на ритуал одного из соседних племён). А хиппи отращивали длинные волосы и «за мир во всём мире».

4. Вследствие реального риска размытия и потери идентичности повышается агрессивность в отстаивании оной, усиливается ригоризм и нелюбовь к «отступникам».

5. В итоге человек с одной стороны получает «площадку» для выражения своей идентичности и защиты её от посягательств других, но с другой — «тюрьму», стены которой гораздо сильнее, чем неприятие «безликого большинства» ограничивают свободу развития его личности.

Часто в таких группах наверх поднимаются те, кто совмещает нежелание изменений с жаждой власти. А ищущие свободы и просто несогласные бегут. И начинается новый цикл.

А мы можем лишь надеяться, что доживём до таких времён, когда люди и общества будут настолько уверены в себе, что спокойно позволят отличаться тем, кому этого хочется — ведь на самом деле это не какое-то меньшинство — каждый из нас в чём-то отличен от любой выбранной группы. Просто сейчас частенько приходится это скрывать. Порой даже от себя. Вот и принуждает к «следованию норм» не безликое гомогенное большинство, а множество разных, не желающих признать и принять эти различия.


Процитировать в LiveJournal! Процитировать в Twitter! Добавить блог в GoogleReader!    

содержаниевся фототематикатолько фотографиимыслиновостиобзорыинтересноеalex-krylov.ru

queer • группа • групповая психология • идентичность • свобода • социальная психология


Tags: психология, свобода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments